Cоверменная эзотерика

Гуманитарные знания — знания накопительные. Нет никакой нужды сохранять предыдущее для понимание нового, ну или, во всяком случае, нет нужды делать это систематически. Поймал себя на этой мысли, прослушивая цикл лекций Каминской по литературе ХХ столетия. Однако же, понимание математики, скажем, или любой другой точной науки, требует в первую очередь последовательного ее изучения “от азов”. Любой студент технического вуза подтвердит мои слова. Скажем, будь вы студентом какого-нибудь филфака СпбГУ, ну пропустите вы пару лекций про Ионеско, там, или про Беккета. Ну и что? Почитаете потом перед экзаменами чужие конспекты, послушаете аудиозапись на худой конец. На вашем “понимании”, равно как и на результатах экзамена, это, в конечном итоге, никак не отразится (разве что, если вы вообще ничего не почитаете по теме), Другое дело точные науки. Там новые понятия являются естественным продолжением предыдущего знания. И без понимания предыдущего понять новое попросту невозможно. Зато в результате такого познавательного процесса у вас в голове возникает не просто набор разрозненных фактов и интерпретаций, а настоящая структура, за которой вы, вдруг, замечаете истинную красоту и простоту. И в этот момент вас внезапно настигает озарение, — как же так, вот все это вот так просто? И нет никакой нужды это все держать в голове, попросту потому что вы поняли общий механизм или принцип за этим всем стоящий. В этом, на мой взгляд, и заключено настоящее обучение ведущее к истинному пониманию. И в этом принципиальное отличие науки от ее эзотерических эпигонов (гордо именуемых “гуманитарные дисциплины”).

Я ни в коей мере не хочу принизить роль последних, особенно если это не какая-нибудь “философия деконструктивного дискурса” (да простят меня роботы), а самая что ни на есть, скажем, семиотика или, какая-нибудь структурная лингвистика, где присутствует метод. Однако, обратить внимание на сей вопиющий факт, на мой взгляд, не безынтересно. Равно как небезынтересно заметить, что через такое наблюдение становится понятно, почему эрудиция не тождественна пониманию. Именно потому что эрудиция — функция памяти, в то время как понимание — функция анализа, и, на мой взгляд, только последнему и стоит учиться, и только аналитическое мышление в эпоху массовых заменителей памяти может радикально упростит картину мира и помочь человеку научиться отделять “зерна от плевел” в современном катастрофически нарастающем информационном потоке.

Оказаться от любой зубрежки (заменить зубрежку работой со справочниками). Учиться решать задачи!